Чтобы понять финансово-экономические цели глобализации,
необходимо рассмотреть западный геополитический экспансионизм в
главных постулатов экономического либерализма1. Это
обусловлено тем, что обе эти стратегии естественным образом
дополняют друг друга, представляя собой удачный симбиоз
параллельно осуществляемых военно-политических и финансово-
экономических действий.
Политика Запада во все времена была обусловлена эконо
мическими причинами. Уже в 1899 году, когда Соединенные Штаты,
как набирающий силу будущий лидер Запада, провозгласили доктрину
«открытых дверей», американский финансовый и промышленный
капитал имел свои интересы по всему миру. В сознании финансовых
и промышленных магнатов Америки вся планета выглядела как некий
гигантский «дикий Запад», предназначенный для колонизации.
Именно поэтому доктрина «открытых дверей» достаточно откровенно
определила мир как единый глобальный рынок, двери которого
всегда и при любых условиях должны быть открыты для
американского финансово-промышленного капитала.
Каждое незападное государство, которое пытается блокировать
американское проникновение на свой рынок, имеетдело с
политическим давлением (вплоть до полной изоляции) и/или
экономической блокадой, организованной Вашингтоном в той или
иной форме, а в крайнем случае с военной интервенцией. Именно
эти силовые методы становятся своеобразной универсальной
отмычкой, гарантирующей глобализацию как всеобщее движение к
единой мировой финансово-экономической системе.
Философским источником для либеральной политэкономической
доктрины, которая ставит во главу угла принцип «экономического
эгоизма», являются идеи Локка, Де Мандевиля и других теоретиков
крайнего индивидуализма. Синтез философии индивидуализма с
политэкономией осуществил Адам Смит. После него модернизацией
экономического либерализмазанималась Венская школа (Бам-Баверк,
Менгер.фон Мизес). Параллельно с Венской школой существовало
либеральное направление Лозанской школы Валраса и его ученика
Парето. Последний этап развития либеральной доктрины
представляет неолиберальная американская школа Сент-Луиса и
Чикаго (Мильтон Фридман).
Подобное назойливое стремление к «открыванию дверей» не
случайно. Дело в том, что фундаментом либеральной доктрины
является так называемый принцип «laissez-faire»1, т. е. полное
открытие (в экономическом смысле) всех национальных границ и
ликвидация любых барьеров для торговли, передвижения капиталов,
рабочей силы и конечно же невмешательство государства в
экономику. Фритредеры2 исходят из того, что чем выше уровень
конкуренции, тем динамичнее и свободнее развивается финансово-
экономическая система и торговля, а потому более богатыми
становятся субъекты глобального финансово-экономического
пространства.
Кроме того, в соответствии с либеральной доктриной фи
нансово-экономическая система без границ и таможенных барьеров
принуждает организовать международное разделение труда, когда
отдельные страны или регионы специализируются на производстве
только одного вида продукции, которая для них является наиболее
выгодной по затратам, в сравнении с другими странами. При этом
каждое государство, участвующее в международном разделении
труда, не обременяет себя производством всего спектра
необходимой для его населения продукции, а покупает б`ол ьшую ее
часть в других странах, где производство является менее
затратным.
Схема, доказывающая необходимость международного разделения
труда, довольно проста. Либералы исходят из того, что в разных
странах существуют разные пропорции между затратами на
opnhgbndqrbn разнообразных товаров. Например, в одной стране,
израсходовав единицу ресурсов, можно выработать или один
компьютер или две тонны пшеницы, а в другой стране — наоборот:
на единицу ресурсов можно выработать или тонну пшеницы или два
компьютера. Естественно, что в этой ситуации первой выгодно
поменять тонну пшеницы на два компьютера, а второй — компьютер
на две тонны пшеницы. Таким образом, каждая страна экономит
полторы единицы ресурсов. Естественно, что при таком состоянии
дел. в первой стране все ресурсы будут направлены на производ
ство пшеницы, а во второй — на производство компьютеров. Так
возникает международное разделение труда.